Андрей Долгов, AndreyDolgov, Андрей, Долгов, Andrey Dolgov

Военные важные мелочи.

Решил рассказать о самом необходимом устройстве на войне.
Многие удивятся, и ухмыльнувшись молвят – Да знаем мы – прославленный автомат Калашникова. Про него столько написано и рассказано что же ты еще сможешь нам сообщить?
И это неверно.
А может и верно, но отчасти. Так как до автомата надо еще добраться.
Так вот мое наставление – если вы попали на войну, первой и неотложной вашей задачей должна стать завладению керосиновой лампой а-ля Летучая мышь.
Выглядит вот так.

Приобрести можно на ближайшем базаре, хозяйственном магазине, выменять у гражданского населения, заняться поиском в разрушенных жилых постройках.
Без нее ваша служба будет возможна, но выполнения боевых задач затруднено.
Как правило вы будете ограничены в электрическом свете. И фонарики будут в дефиците. Как и батарейки к ним.
Ночью соблюдая светомаскировку подразделение живет своей жизнью – меняются дневальные, караульные, ну и во время тревоги вам необходимо добраться до своего оружия и ВМЕСТЕ СО ВСЕМИ покинуть расположение. Как это сделать в полной темноте? Можно, но не нужно.
Лампа снимает сразу множество проблем. Заправляют ее как правило простой соляркой, которая сильно коптит и копотью сразу же покрывает стекло – читать вы не сможете. Но вас это не должно волновать, так как в ближайшие три дня это стекло все равно будет разбито (поверьте моему опыту) или неосторожным движением или в суматохе по тревоге.
Тут возникает проблема – пожароопасность.
Чтобы не случилось страшного, делюсь опытом самого безопасного места нахождения лампы.
Лампа располагается под столом дневального (общим столом в расположении), который в свою очередь застелен клеенкой или материей, которая на сантиметров 20-30 не достает до пола.
Лампа дает свет по полу и уже отражаясь от него подсвечивает помещение. Создается такой хороший, но отчетливый полумрак. Даже если ваша светомаскировка будет снята взрывной волной, или другими действиями, то обнаружить вас все равно будет затруднительно. При тревоге в расположении все прекрасно видно, так как глаза сразу же привыкают к полумраку. Стол же препятствует чтобы кто-либо в суматохе перевернул лампу.
  • Current Music
    В землянке
Андрей Долгов, AndreyDolgov, Андрей, Долгов, Andrey Dolgov

Про Судьбу

О наличии судьбы убеждался на войне не раз. Другим некоторые случаи объяснить невозможно. По мере возможности буду освещать.
В комментариях попросили рассказать поподробнее об одном таком.
Придется опять описывать 2 июля 2000 года.
День начался как обычно, но к обеду приехало пополнение. Их распределили по взводам и определились со спальными местами. Поэтому рота пульсировала в этот день бодрее чем обычно. Кто-то бегал из расположения в расположения ища земляков или знакомых. Кто-то у вновь прибывших что-то выменивал или продавал. В общем жизнь текла своим чередом.
Я в углу нашего расположения, где размещалось мое спальное место, пережидал летнюю дневную жару. И лениво наблюдал за всей этой суетой.
Но в 16.45 раздался мощный взрыв. Здание шатнуло, и я с ужасом посмотрел на потолок – если бы плиты перекрытия треснули я бы остался под ними. Но плиты выдержали. Я откинул светомаскировку от окна и посмотрел на улицу. Привычного пейзажа за окном не оказалось. Там просто было ничего. Один белый туман. Пытаясь понять, что это такое мы все всматривались в него. Но вот под воздействием ветра, туман начал рассеиваться и стали проступать деревья, которые росли на другой стороне дороги у нашего здания. Одновременно с этим стали слышны редкие автоматные выстрелы, которые со временем переросли в очереди. Нас стали обстреливать. Я тут же одел свою разгрузку, снарядил автомат и стал отражать нападение. Рядом со мной занял место мой сосед. Постреляв немного перед деревьями, я перенес огонь на то место откуда нас постоянно обстреливали – на крышу школы.
Израсходовав боезапас, я бросил свои рожки вновь прибывшему пополнению, которые с выпученными глазами сидели на полу, так как им еще не выдали оружие, но мы сразу задействовали их в повторном снаряжении магазинов.
Поставил свой теперь уже бесполезный автомат, схватил фотоаппарат и побежал на улицу выяснить что собственно произошло?
Спустившись на первый этаж, я увидел три трупа. Кто-то уже занес их в коридор, но больше никого в нем не оказалось. Я старательно вглядывался в лица чтобы понять кого убили, но лица и одежда были покрыты каким-то белым налетом, из-за которого я так и не смог опознать ни единого человека. У одного трупа из штанины торчал отстегнутый ножной протез, а лицо было сильно перебинтовано. В голове промелькнула мысль – может это не наши? Может все наши живы?
Выбежав во двор обнаружил наших ребят, человек 10, которые поочередно выбегали за угол и давали длинные очереди в направлении нашего первого поста.
Я тоже выглянул и увидел остатки грузового автомобиля.
Поинтересовался – Что произошло?

Оказалось, что со стороны главной площади, по главной улице города, автомобиль Урал под управление водителя смертника, сбил наши железные ворота, и попытался проехать в наше расположение, но не рассчитал траекторию и врезался в стену где и произвел подрыв.

Нам ОЧЕНЬ сильно повезло.
Дело в том, что белый порошок, это была селитра в мешках, которой был целый кузов. А это несколько тонн. И она не вся с детонировала. Пустые белые мешки развивались на всех окружающих деревьях. А асфальт и прилегающая земля была как в снежном заносе.
Водителя взрывной волной вынесло через лобовое стекло, и его в неразберихе занесли в расположение, это он лежал в коридоре с протезом.

Я сделал несколько снимков, и тут меня кто-то настойчиво начал тянуть к себе.
Я обернулся.
Это был знакомый солдат с ошалевшими глазами.
- Андрей Пойдем вместе к машине сходим?
- Ты чего одурел? Смотри какой обстрел идет! Завалят в секунду! Чего тебе там делать? Смотри отсюда.
- Да понимаешь, я на воротах стоял, когда он заехал. Проломив ворота, машина меня сбила, и я под передним мостом оказался, а потом взрыв. Я испугался и сюда убежал.
- И что?
- Да автомат у меня там под колесом остался, боюсь пропадет и меня потом посадят.
Я стоял и смотрел на него как на Иисуса Христа, когда тот воскрес.
Как может человек выжить после такого взрыва? А он стоял передо мной и еще рассуждал о чем-то земном. Это разве не судьба?
Кое как успокоив его что с его автоматом ничего не случиться, я убежал назад в свое расположение.

Андрей Долгов, AndreyDolgov, Андрей, Долгов, Andrey Dolgov

Как ездить на войне

Миша тут собрал разное, что я писал, воедино, но я решил дополнить и поделиться.
Основным транспортным средством в нашей армии является БТР и грузовой автомобиль. Конечно возникнут моменты, когда вас повозят и на боевой машине или танке, но это не будет ваша основная машина передвижения поэтому на них изначально советую не строить из себя никого, а присосаться от чего вас будет не оторвать, свернуться клубочком и доехать до места разгрузки.
Но вернемся к основным транспортным средствам.
Итак, БТР. Ехать внутри его не комфортно. Меня в первую поездку мутило так, что я каким-то чудом не заблевал всю его аскетическое убранство. А потом мутило целый день. Повторяю – это когда вам придется передвигаться часами.
Поэтому все предпочитают передвигаться на броне. Но не все умеют. Залезая на броню забудьте все передачи Служу Советскому союзу, или аналоги. БТР — это серьезная машина. Тяжелая. Но несмотря на внушительный вес, может развить достаточную скорость. Так вот слово может из этого предложения можете выкинуть. Ездить ваш БТР будет на предельной скорости. Не из-за того, что у вас водитель ас или вас кто торопит, а из-за того, что водитель БОИТСЯ. Это нормальное явление. И не без основательно. Его поджидают мины и фугасы, которые он желает проскочить, и попасть по такому из гранатомета сложновато. Конкретно вы в его мыслях фигурировать не будете.
Поэтому, извините, ваша безопасность она в ваших руках. А вот как раз рук у вас не будет. Вы ими будете сжимать автомат. И когда начнете сползать с брони у вас в голове будут две мешающие друг другу мысли – За что зацепиться? И как не выронить автомат?
Поэтому поделюсь своим опытом.
НИКОГДА НЕ РАСПОЛАГАЙТЕСЬ впереди водителя. Со временем вы труп – 100%
Там не за что зацепиться и на любой кочке вы улетаете ввысь и потом оказываетесь под бтром.
Первая поездка на броне ВСЕГДА должна происходить так – вы залезаете на броню и спускаете ноги в центральный люк. Под задницу лучше что-то подложить чтобы ее не отбить и не застудить.
Комфортно там могут ехать три человека, максимально пять. Тогда во время обстрела не пытайтесь спрыгнуть внутрь. У всех у вас это не получится. Если во время обстрела БТР продолжает движение просто откидывайтесь назад и ни в коем случае не вытаскивайте ноги. Если броня остановилась, то выдергивайте ноги и скатывайтесь на безопасную сторону, и отползайте от брони в безопасное место. Желательно разными голосовыми командами обозначить себя для окружающих, чтобы вас не забыли в запарке.
Самое удобное место, это сидеть у башни. Одной рукой можно держаться за пулемет, ногами упираться в поручни. Но это место как правило занято командиром. Поэтому выбираем место за ним. Но там надо будет подготовится. Я делал это просто – находил бесхозный брючный ремень и постоянно носил с собой в кармане. При посадке вы продеваете его в технологическую петлю на башне и застегиваете. Теперь при посадке продеваете в ремень руку и безопасно себя ощущаете всю поездку. Ремень на локте надежно вас удерживает от падения и не мешает телу перемещаться. Если вы слетели вы прижимаете руку к груди и весите на локте. Если вам срочно надо покинуть броню просто вытягиваете руку. Научил этому простому способу всех товарищей и у наша броня была увешана такими петлями. Из-за нехватки брючного ремня часто использовали старый ремень с любого автомобильного двигателя.
На грузовых автомобилях самое удобное место – это на колесе за кабиной.
На корточках ездить никак нельзя.
Андрей Долгов, AndreyDolgov, Андрей, Долгов, Andrey Dolgov

А на войне как на войне...

На войну ездят по-разному. Вот и медик одной части решил посмотреть, что это такое.
Случилось это так. В комендатуре Урус-Мартана надо было менять комендантскую роту. Она прослужила свой полугодовой контракт и должна была вернуться в место постоянной дислокации под Новосибирск.
Чтобы вновь прибывшие не были как слепые котята, было принято решение засылать двумя партиями. Первая не такая многочисленная, по прибытию принимает технику и вооружение, изучает обстановку и боевой опыт и впоследствии делится с основной частью роты.
В первую попали всякие специалисты, ну и меня приписали так как боевой опыт имелся.
К нам приставили офицера. Того самого медика.
Он должен был нами командовать в тот самый период пока не прибудет основная часть роты.
Приключения начались сразу на аэродроме.
Прибыл транспортник из Читы. Полностью загруженный контрабасами с учебки из-под нее.
Нам сообщили нерадостную весть – борт может взять только часть нашей команды. Тут же начали решать кто будет отправлен первой партией я как не специалист в нее естественно не попадал.
Меня это не устраивало.
Пока все рядились и решали, я слинял с автобуса и побрел к самолету. Там бродили летчики. Из далека было не понять – толи обслуживающий персонал, толи экипаж. Подошел, спросил командира. Оказалось, что чутье не подвело и обратился прямо к нему.
Поинтересовался – Отчего не берете всю нашу команду полностью? Перегруз?
Он улыбнулся, посмотрел мне в глаза и сказал – Шутишь? Просто места нет.
Я взбодрился и сказал – Готовы лететь вповалку.
Он пожал плечами – Ну если залезете, то полетим.
Я помчался с радостной вестью в автобус. Взял медика подвел к командиру они поговорили, и мы стали загружаться. Все.
Летели мы прямо на хвостовом трапе. Действительно вповалку на своих вещ мешках.
Прилетели в Моздок. Нас разместили в пересыльных палатках, а утром на вертушке пообещали доставить в Урус-Мартан.
В пересыльном военном городке было полно военных бомжей. Наши стали с ними общаться, что вылилось в мощную ночную бойню.
Утром нас загрузили в Корову, и мы полетели. Сидел и смотрел на механизм лопастей и удивлялся – на такой фигне такая махина держится.
Летели не долго.
Прилетели. Нас встречали. Загрузились и поехали в расположение. Там раскидали по взводам. А там уже наступил вечер и отбой.
Подъем был омрачен вестью – по подразделению работает снайпер, соблюдать крайнюю осторожность и передвигаться по местности только бегом. Утром ротный с нашим медиком вышли на крыльцо (почесать свое яйцо?;))), и в полутора метрах над нами прилетела пуля.
В общем бегаем.
А рядом, через узкий проход располагалось другое здание, в котором размещались всякие милицейские подразделения приезжающие на пару месяцев.
Не смотря на предупреждение, один такой милиционер вышел и стал читать газету на лавочке.
Естественно через непродолжительное время прилетает снайперская пуля и попадает ему в голень. Наш медик мчится туда – Первое боевое ранение в его карьере!
Там с местным медиком они оказывают ему помощь и отправляют в группировку Запад на вертушку.
Медик весь в возбуждение мечется по расположению и рассказывает, как он оказывал помощь.
Через полчаса его срочно вызывает в комендатуру. Там случилось ЧП.
В подразделении срочников связистов, обслуживающих комендатуру, произошел несчастный случай.
Двое солдат, родом из одной деревни и которые через несколько дней должны были дембельнуться, заспорили чья очередь выносить помойное ведро. Ну и один решил припугнуть и выстрелить под ноги другому из автомата. Но предохранитель встал в состояние – очередью – автомат вывернуло и солдат очередью от бедра до плеча прострелил своего земляка. Ранение не совместимое с жизнью. Это значит, что, не смотря на всю оказанную помощь вы продлите только агонию. В общем на руках нашего медика он через некоторое время и умер.
Вернулся наш медик с бутылкой водки и хмурый. Залез в кунг ближайшей машины, и все остальное время мы видели его только сильно пьяным справляющим нужду прямо с этого кунга.
Через одиннадцать дней прибыла остальная часть роты и медик улетел обратно в часть.
Это была такая распространенная вещь – заработать деньги. За все время пока он находился в командировке ему начислялось боевые. Интересно – а на основании этих приказов он может получить удостоверение Участника боевых действий?
Андрей Долгов, AndreyDolgov, Андрей, Долгов, Andrey Dolgov

30 секунд жизни

Если этот день описывать, то может получиться неплохой роман средней толщины. Но тут я опишу 30 секунд своей жизни и их историю.
Когда в мае 2000 года я попал служить по контракту в комендантскую роту Урус-Мартановской комендатуры, то основываясь на имеющемся боевом опыте предпринял ряд необходимых мер для дальнейшей комфортной службы.
Так как мы полностью меняли предыдущую роту, то я постарался всеми правдами и неправдами завладеть вооружением. Рожки под 45 патронов, гранаты, индивидуальные пакеты, медицинские жгуты, запалы, шнуры и многое другое перекочевало в железный ящик под моей шконкой. Единственный ящик в подразделении на который можно было повесить замок. Замок был приобретен в ближайшей лавке.
Среди этого богатства достались мне и единственная сигнальная дымовая шашка. При активации дымит зеленым дымом. О существовании такого знал, но досталась она мне впервые. По большому счету она мне была не нужна. Таких задач где ее можно было применить перед нами не стояло. Но пусть будет.
К ее размещению на разгрузке подошел тоже вдумчиво, дабы доступ к ней был молниеносным. Поэтому и разместил ее на груди закрепив резинками, которые быстро рвались.
Так и прошло полтора месяца.
2 июля 2000 года к нам в расположение попытался заехать смертник на Урале. Сильно повезло, но потери были и был пятичасовой городской бой после этого.

В процессе боя мы с двумя товарищами побежали в комендатуру.

Сверху прилетели два Крокодила и носились недалеко.
Чтобы попасть в комендатуру надо было преодолеть центральную площадь города. Она небольшая, но центральная;))
Ну и мы такие отважные, я еще под контузией, выбегаем на эту площадь. Где-то сбоку в том же направлении пролетает двойка крокодилов. Ну летят да летят.
И тут они заходят на боевой.
Я просто оцепенел от ужаса. Время начало действительно течь очень медленно, а мысли наоборот очень быстро.
Ну и естественно первая мысль была – Ну вот и все…..
Мысль пришла не просто так. Объясняю.
Если вы до этого представляли меня опираясь на Уставы, то сейчас я вас удивлю.
Описываю как на тот момент выглядел я.
На лице полуторамесячная борода. На голове ничего нет. На торсе никакой одежды нет, но на нем болтается разгрузка. На ногах у меня были обрезанные спортивные штаны, которые были таким макаром превращены в шорты до колена, на ногах пляжные резиновые шлёпанцы.
В руках автомат.
Что может подумать обо мне человек метров со ста?
Скажу страшное – на утро мне один офицер рассказывал, как он другого оттаскивал от амбразуры, который кричал и целился в меня – Вон они чехи!
Хорошо, что убедил, благо знал меня лично и смог разглядеть с пятидесяти метров.
Тем временем вертушки заходили на боевой.
Выглядит это так.
Вертушки летят в одну сторону, потом немного поднимаются гася скорость и разворачиваются. Нос крокодила опускается, и он начинает медленно подлетать к цели.
Сравнить можно с выстрелом с ПМ если снизу, медленно подводить его к цели.
Вот так они и летели на меня ожидая, когда я появлюсь в их прицеле.
И в ворохе мыслей в моей пролетела одна дельная – ДЫМЫ!
Все заняло считанные секунды.
Сорвал, перегнул, рванул чеку и стал размахивать над головой.
Как меня материл вертолетчик я, наверное, не узнаю никогда, но то что он это делал в этом я не сомневаюсь.
Вертолет качнуло, и он завалился набок и ушел в сторону.
Секундой пролетела мысль – Как же повезло!
Но в другую секунду я с товарищами уже бежал по направлению в комендатуру.